Расположение

Мы находимся в г. Москва.


Уважаемые посетители сайта!
В настоящий момент мы переделываем сайт.
В ближайшее время вы сможете увидеть обновленную версию.

Из архивов предыдущей версии сайта

Прочитав рукописные воспоминания моего покойного брата, Енисея Николаевича Толокнова, я узнал много интересного о его детских годах, о его годах учебы, военной службе. Узнал то, о чем при жизни Енисея все как-то не приходила в голову мысль, чтобы подробно расспросить его. Чтобы рассказать, а тем более описать, ВСЁ, что СОХРАНИЛОСЬ В ПАМЯТИ, В ДОКУМЕНТАХ И В ФОТОГРАФИЯХ, требует времени, которого постоянно не хватает. А причину нехватки мы пытаемся оправдать житейскими обстоятельствами, а на самом деле нам не хватает всего из-за нашей личной неорганизованности.

Время, которого не хватает

Да, его действительно постоянно не достает, а для обстоятельного разговора требуется не только время, но и обстоятельства, соответствующие неторопливой задушевной беседе. А мы все чаще встречаемся за столом, на выездах на природу, в экскурсионных поездках, когда и во времени ограничены, да и обстоятельства не располагают к воспоминаниям, к тому же с детальными подробностями. Возвращая записи Енисея, его дочере, Урмиле Енисеевне, она неожиданно озадачила меня словами: « А почему бы тебе не сесть и не написать о своем Отце и моем Деде, Николае Енисеевиче, о его родных и родственниках, все, что ты знаешь и помнишь?!».

Интерес

А и в самом деле, если есть интерес, хотя бы у одной только Урмилы к своей родословной, то почему бы с ней не поделится тем, чем я располагаю!

 Мила, в меру своих способностей и имеющихся технических возможностей, я попытаюсь что-то рассказать, а что-то и показать, из того, что имею. В какой мере все это сможет в первую очередь удовлетворить тебя, не мне судить об этом.

Металл и фотоаппарат

Было время, середина пятидесятых годов прошлого века. Примерно, в это время в Центральном Универсальном Магазине (ЦУМ*е), твой отец, после ухода в отставку из Советской Армии, начал работать фактически начальником отдела кадров. Вот тогда, в ЦУМ*е, и купили с моим братом Николаем магнитофонную приставку, «ЧУДО» того времени, которое стоило 200 рублей, а на последних курсах института у меня стипендия была что-то рублей 450. А «Чудо», называвшееся звукозаписывающим аппаратом «Волна», представляло собой усилитель низкой частоты, а в качестве двигателя для протяжки магнитной ленты использовался патефон. Эта приставка устанавливалась на диск патефона, ручкой заводился патефон (закручивалась внутри патефона пружина). После пуска во вращение диска патефона, осуществлялась протяжка магнитной пленки, и на нее можно было производить через микрофон запись речи, музыки, не забывая подкручивать ручкой завод патефона! Так появились первые голоса родных, не ахти, какого качества, но всегда вызывавшие большой интерес у присутствующих и наблюдающих за работой приобретенной технической новинки. Став инженером, "разбогатев", купил фотоаппарат "Киев". В детские годы у нас был фотоаппарат. Он представлял собой деревянный ящик размером несколько меньше трех кирпичей, сложенных плашмя. Фотоаппарат достался отцу от его заказчика по фамилии Баврин, должно быть в счет работы, которому отец шил пальто, костюм и прочее. Баврин жил на углу Столярного переулка и Краснопресненского вала, в одном дворе с нами, в котором мы проживали до 1929 года. В то время не разрешалось помимо основной работы на фабрике, заводе и т.п. подрабатывать дома, подобную работу власти расценивали, как кустарную, а работа кустаря облагалась налогом. Во избежание обложения налогом приходилось выбирать хороших знакомых, которые не "накапают" властям, а также быть осторожным и с соседями. Такие были порядки. Я несколько отвлекся от основной линии повествования.

 В фотоаппарат-ящик вкладывались стеклянные пластины со специальным фотослоем, на котором фиксировалось в скрытом виде отснятое изображение. Мы покупали в магазине фотопластины нужного размера, фотобумагу, химикаты (проявитель, закрепитель), забирались в "фотолабораторию", кабинку, предназначенную под туалет, которую после капитального ремонта дома так и не оборудовали. Проявляли фотопластинки, сушили, вкладывали в деревянные рамки, к пластинкам прикладывали фотобумагу, затем зажигали одну или две, три спички (в зависимости от плотности полученного фотонегатива на пластинке), и зажженные спички водили над пластинкам, после чего вынимали фотобумагу, обрабатывали в проявители, промывали, выдерживали в закрепителе, сушили и, пожалуйста, фотокарточка готова! Всем привет!

Об экологии и природе